Магдебургия Киева: обязанности, запреты и колонна с яблоком

Магдебургия Киева: обязанности, запреты и колонна с яблоком

От каких повинностей магдебургское право освободило Киев, а какие запреты остались? Каким требованиям должен был соответствовать правитель города? Чем скрипач помог колонне магдебургского права и что на самом деле на ней изображено? 27 сентября (15 по старому стилю) 1802 г. в Киеве был открыт памятник Магдебургскому праву. Его также называли памятником Крещения Руси и нижним памятником св. Владимиру.

Магдебургское право, связанное с немецким городом Магдебургом, стало в Европе в начале ХІІІ ст. основой самоуправления городов. Они освобождались от власти воевод, имели собственный суд и принципы налогообложения. Городское самоуправление брало на себя вопросы охраны общественного порядка, благоустройства и все другие составляющие городской жизни.

В украинские города Магдебургское право пришло вместе с немецкими колонистами, которым князь волынский и галицкий Данила Романович (1201—1264) и его преемники давали возможность пользоваться собственными административными правилами. В 1362 г. Киев попал под власть великого княжества Литовского. Наступившее в этот период спокойствие, взамен нашествия татарских орд, пошло на пользу городу. Оно во многом способствовало развитию ремесел и активизации экономической жизни.

В 1494 г. князь литовский Александр Ягеллон (1461—1506) по просьбе киевских мещан подтвердил права, которые они имели от его отца Казимира ІV (1427—1492). Права же эти исходили из привилегий князя Витовта (1350—1430). Киевляне освобождались от повинностей строить плотины, охранять воеводское добро, выходить на воеводские облавы на зверя, предоставлять воеводе подводы, освобождались от обязанности топить для воеводы баню, доставлять дрова и прочего.

В те времена запрещалось по вечерам зажигать в домах огонь, так как почти все строения были деревянными и освещались лучиной (свечи широко распространились позже). А князь Александр Ягеллон отменил запрещение и штрафы, но дал городскому войту право на свое усмотрение разрешать огонь для освещения. При этом он нес ответственность, если случался пожар.

Памятник Магдебургскому праву. Худ. В. Тимм. 1862

Жалованная грамота от 4 июня 1497 г. еще более облегчила положение киевлян. Войт и все мещане жаловались на «большой упадок города от поганства татарского каждый год» и просили отменить пошлины по всем землям. Князь Александр согласился и повелел не брать «вечно во веки веков, по всему панству великому княжеству Литовскому и Русскому, сухим путем и водою». Для этого киевские мещане, направлявшиеся по торговым делам, должны были иметь «из ратуша киевского лист под их печатью». Но одновременно князь предупреждал, что когда Киев укрепится, мещане должны будут платить больше, чтобы князю было «вжиточно, а им бы нешкодно». В 1514 г. король Сигизмунд І (1467—1548) подтвердил Магдебургское право и через 4 года выдал новую грамоту, по которой в ведение города переходили ремесленные цехи.

Киевский магистрат состоял из двух коллегий — «рады» и «лавы». Первая выполняла административные и судебные функции, но рассматривала только гражданские дела, вторая занималась криминальным судопроизводством. Возглавлял власть войт, которого избирало городское общество и утверждал польский король, а со временем — российский император. Избирались также по шесть бургомистров и ратманов, которые по очереди выполняли возложенные на них обязанности, — заседали с войтом в магистрате и заведовали городским хозяйством.

В документах Магдебургского права содержались требования к тем, кого избирали на городские должности. Войт должен был иметь «страх божий, правду, мудрость, расторопность, умеренность и милость для всех равную, знание прав, важность, статечность и вымовленность, и должен судить без пристрастия, без гнева, ненависти, милости, приязни, боязни и даров для того, что посулы заслепляют и самого мудрого человека глаза». В бургомистры следовало выбирать людей «добрых, расторопных, оседлых, не весьма богатых и не убогих, среднего имения для того, чтобы богатые отвыкли утеснять, а среднейшие способнейшие общенародные дела в собственный пример приводить; и для того должны они быть всегда в дому доброй славы, справедливость и правду сохраняющие, ласкательства и злости не имеющие, в словах и поступках достаточны, не пьяницы, не двухязычники, не блазневаты, не сорливы».

Вид нижней части памятника от Владимирского спуска. 1900-е

Освободительная война Богдана Хмельницкого отразилась и на положении Киева. Гетман считал его своим политическим центром, хотя столицу держал в Чигирине. После Переяславской рады 1654 г. Киев получил от царя Алексея Михайловича сразу несколько грамот: о беспошлинной торговле, о частичном освобождении от налогов, о цеховом устройстве города. Петр І и его преемники также подтверждали права Киева, но на практике многие заложенные в Магдебургии вольности не признавались.

После ликвидации Запорожской Сечи Екатерина ІІ решила покончить и с самоуправлением Киева — в 1775 г. он оказался под властью малороссийского генерал-губернатора. Через 10 лет была учреждена городская дума, но она не имела возможности свободно распоряжаться городскими средствами. А у магистрата остались лишь судебная власть и контроль за ремесленными цехами. В 1797 г. Павел І возвратил Киеву прежние привилегии. Его указ оказался последним сохранившимся документом о правах города.

А действительно последний — жалованная грамота Александра І — дошел до нас только в памятнике и в описании церемонии перенесения этой грамоты 16 февраля 1802 г. из магистрата в Подольский Успенский собор и назад. Между зданием магистрата и собором на Контрактовой площади выстроились с корогвами все 15 ремесленных цехов. Грамоту на бархатной подушке несли войт Григорий Рыбальский и два депутата в сопровождении почетных граждан в парадной одежде и с саблями наголо. За ними несли штандарт и золотую магистратскую корогву, играла духовая музыка. После службы Божьей грамота была торжественно прочитана и под звон колоколов перенесена в магистрат, где в отдельном сундуке хранились все полученные Киевом грамоты.

В память об этом событии киевляне возвели на Крещатикском источнике памятник — колонну Тосканского ордена. Автором его проекта был главный архитектор Киева А. И. Меленский (1766 — 1833). В нижней части колонны помещались памятные доски с надписями: «Святому Владимиру Просветителю России» и «Усердием Киевского гражданства за утверждение прав древней сей столицы Всероссийским Императором Александром І. — 1802 года, сентября 15 дня». Но через два месяца случился конфуз.

Киевский военный губернатор А. С. Фенш, англичанин по происхождению, плохо знавший русский язык и обычаи, предварительно не спросил у императора дозволения на возведение памятной колонны. В результате 7 ноября последовал строгий указ государя:

«Сколько приятно Мне было видеть знак усердия, изъявленного Киевскими гражданами в сооружении памятника Святому и Равноапостольному Великому Князю Владимиру, особенно по уважению Моему к главной и благочестивой мысли сего памятника, столько крайне был Я удивлен, что о предположении сем от вас предуведомлен Я не был. Здания сего рода столько сами по себе важны, что не могут быть начинаемы с единого ведома местного начальства; и долг оного, весьма, по мнению Моему ясный, есть доносить о них предварительно высшему Правительству. Я узнал о сем единственно из отношения вашего к бывшему генерал-прокурору, на сих только днях к сведению Моему дошедшему. Поставляя сие особенно вам в замечание, Я, тем не менее, отдаю справедливость доброму намерению Киевских граждан, и особливо за назначение ими построить богадельню в пользу страждущего человечества; поручаю вам изъявить за сие Мою им признательность». В результате Фенш, назначенный в Киев военным губернатором в сентябре 1800 г., уже в марте 1803-го был отправлен на такое же место в Феодосию.

В 1804 г. митрополит Серапион установил крестный ход к памятнику из Софийского собора. Совершался он ежегодно 15 июля и проводился до 1843 г., когда началась прокладка набережного шоссе от Подола до места, где уже строился Цепной мост. После прекращения крестных ходов памятник пришел в запустение. Так продолжалось до 1861 г., когда его привели в приличный вид и 15 июля освятили воду.

Историк Н. Закревский писал: «Делу обновления положил начало еще в 1860 г. киевский мещанин Н. Демиденко. Этот молодой артист-скрипач, руководствуясь благочестивыми чувствами, решился дать два концерта на скрипке для сбора денег на обновление давно запущенного памятника. В его религиозном намерении принял участие хор митрополичьих певчих. На следующий год, по окончании крестного хода, городское общество приступило к пожертвованиям, и собрано до 500 руб. серебром. В 1862 г. мещане Ищенко и Демиденко (отец артиста) занялись возобновлением памятника и произвели починки. Крест наверху колонны и яблоко под ним вызолочены. Под крестом устроено из белой жести украшение в форме закрытой крестильницы. Поврежденные места в здании вновь оштукатурены, и весь монумент окрашен светло-серой краской приятного вида. Пьедестал столба, составляющий собой павильон, окрашен под серый мрамор. Крайние промежутки между столбами и сводами заделаны до половины досками, а потом до верха стеклами. От Крещатика устроена дверь, а со стороны Днепра окно, и все это выкрашено. Внутри, над источником, нарисован масляными красками лик Спасителя, окруженный ангелами. Столбы украшены иконами Св. Князя Владимира и Св. Ольги, Преподобных Антония и Сергия Радонежского, весьма искусной работы. В верхней части фонтана устроено вместилище в виде Владимирского креста, а ниже приделаны семь лебедей, изо рта которых падает вода в деревянный бассейн. В самой нижней части памятника, со стороны Днепра, устроены два весьма небольшие помещения для сторожа и надсмотрщика».

Однако ежегодные крестные ходы в день памяти св. князя Владимира 15 июля не помогли городскому самоуправлению, которое становилось формальностью. К тому же небескорыстная деятельность отцов города вызвала жалобы населения. В итоге указом Николая І от 23 декабря 1834 г. весь состав городского магистрата был отстранен, Киев лишился привилегий Магдебургии, правление перешло к городской думе. Руководящие должности в ней заняли новоприбывшие русские купцы, получившие для обустройства в Киеве значительные льготы.

Памятник Магдебургскому праву дошел до наших дней и остается одним из символов Киева. 

Читайте также: Три століття та три хвилі: як і де купували, готували та пили каву у Києві;

Музей, Грушевский, независимость: как строился Дом Учителя;

Стрелки, ханжи и торговцы порно: как изменились 16 киевских типов;

Екскурсії у Маріїнський палац: що покажуть та як потрапити;

Клубок-колобок, каштан, галушки: вдалі та провальні спроби обрати логотип міста.