Автомобильные страсти: первые ДТП, такси и запреты в Киеве

Автомобильные страсти: первые ДТП, такси и запреты в Киеве

Где катался первый автомобиль в Киеве, кто участвовал в первом столкновении машины с велосипедом, как извозчики воевали с водителями и создавалось первое таксомоторное общество города? Почему власти требовали от водителей перейти с бензина на спирт и даже полностью запрещали ездить на авто в столице? Уикенд вспоминает, через какие автомобильные страсти пришлось пройти Киеву.

В октябре 1898 г. на улицах Киева появились автомобили. На это неожиданное событие газета «Киевлянин» 16 октября отреагировала коротким сообщением: «На киевских улицах за последние дни начали появляться самодвижущиеся экипажи, называемые автомобилями. Экипажи эти сделаны наподобие одноконных дрожек на резиновых шинах и движутся очень быстро, без всякого шума».

Это было первое сообщение о нескольких автомобилях, а годом раньше, 30 июня 1897-го, газета писала о первом самодвижущемся экипаже: «Третьего дня большую сенсацию произвело на Подоле появление изящного экипажа, бойко катившего по улицам без лошадей. Экипаж приводился в движение скрытым в нем керосиновым двигателем. В этом оригинальном экипаже катались три пассажира. Это первый в Киеве самодвижущийся экипаж».

Автомобили, которые сегодня являются неотъемлемой частью существования, въезжали в жизнь не спеша. Появившись в наших краях, они долгое время были доступны только избранным. Хотя в 1900 г. в Киеве их насчитывалось всего несколько единиц, уже обсуждался вопрос правил движения.

Газета «Киевлянин» 2 сентября писала: «Гласным С. В. Ромишовским возбужден вопрос об издании думой обязательных постановлений о порядке пассажирского и грузового движения по Киеву, по примеру Петербурга. Проектом этих правил, составленных Ромишовским, устанавливаются, главным образом, меры к обеспечению движения автомобиля по улицам, для чего определяются скорость его движения (не свыше 12 верст (1 верста = 1,07 км. — В. К.) в час, возраст лиц, которым предполагается предоставить право на управление автомобилем и условия, которые необходимы для получения из городской управы соответственного на то разрешения».

Но вскоре жизнь показала, что правила движения должны знать и исполнять не только водители автомобилей. 3 сентября 1904 г. декан юридического факультета университета св. Владимира Н. М. Цытович, отдыхавший на даче в Святошине, совершал по шоссе послеобеденную прогулку на велосипеде. Было уже 5 часов вечера, и подуставший Цытович направлял велосипед зигзагами, чтобы легче было двигаться. А в это время сзади ехал автомобиль, за рулем которого был господин Прейс, управляющий известного государственного и общественного деятеля А. Н. Терещенко. Поднимаясь вверх по уклону шоссе, он увидел, что ехавший впереди него велосипедист держится левой стороны, и поэтому сам перешел на правую. Но в этот момент Цытович повернул туда же и угодил под автомобиль. От сильного удара велосипед с ездоком отбросило в сторону на трамвайный столб. Велосипед был смят, а окровавленного Цытовича подняли с земли и в бесчувственном состоянии перенесли на дачу.

А. Н. Терещенко (1856—1911) в Каннах — справа

Первую помощь ему оказал местный врач, затем был вызван старший врач Киевского военного училища хирург П. В. Бочаров. Состояние раненого было признано серьезным: у него оказались две рваные раны — одна за ухом, другая на темени. Но в больницу Цытовича можно было не отправлять, и потому его оставили на даче в Святошине. В общем, все со здоровьем закончилось благополучно, и в следующем году 44-летний Николай Мартинианович даже получил повышение — был избран ректором университета св. Владимира.

И вот 11 декабря, через три месяца после происшествия на дороге, «Киевлянин» сообщил о важном этапном событии — учреждении Киевского клуба автомобилистов: «Клуб этот, согласно утвержденному министерством уставу, учреждается для сближения любителей автомобильной и моторной езды, для усовершенствования в ней и возможного распространения автомобилей и моторных самокатов. С этой целью клубу предоставляется устраивать закрытые и открытые места для езды на автомобилях и моторах, мастерские для починки их, затем экскурсии, гонки, состязания и общественные увеселения. Число почетных и действительных членов клуба не ограничено. Средства клуба образуются из единовременных и ежегодных взносов, из добровольных, не имеющих характера публичности, сборов по подпискам членов и гостей, из платы, выручаемой от устройства гонок, состязаний и увеселений. Управление делами клуба принадлежит общему собранию его членов, совету старшин и ревизионной комиссии. Клуб имеет 19 членов-учредителей».

В. А. Сухомлинов (1848—1926)

Председателем клуба был избран командующий Киевским военным округом генерал-лейтенант В. А. Сухомлинов. В декабре 1908 г. он был переведен в Петербург на должность начальника Генерального штаба и в марте 1909-го занял пост военного министра, но оставался почетным председателем Киевского клуба автомобилистов. Непосредственно же руководили председатель клуба киевский городской голова И. Н. Дьяков и его товарищ (заместитель) и казначей граф С. А. Тышкевич.

К середине марта 1907 г., по сведениям Киевского автомобильного клуба, общее количество автомобилей в городе составило 30 единиц, причем 6 из них прибавились за первые месяцы года. Все автомобили служили для нужд их владельцев, а машин для общего или служебного пользования в Киеве пока еще не было.

Одновременно с ростом числа автомобилей в городскую полицию стали поступать заявления, что «при движении по городу ночью автомобилей неизвестные лица и извозчики бросают в проезжающих в них камни». В связи с этим, писала «Киевская мысль» 28 июля 1907 г., киевским полицмейстером «предложено приставам принять меры к прекращению этих безобразий и к ограждению проезжающих в автомобилях. Постовым городовым предписано задерживать бросающих камни и доставлять в участки».

Циклонетта

21 сентября 1908 г. в Киеве была сделана первая проба поливки улиц особым автомобилем, принадлежавшим Киевскому водопроводному обществу. Сначала полили улицу Николаевскую (Архитектора Городецкого), а затем начали освежать Екатерининскую (Липскую). Но здесь, вблизи дома губернатора, в автомобиле что-то поломалось, и он простоял с 12 до 17 часов. На следующий день газета «Киевлянин» поясняла: «Лишь в течение 5 часов удалось исправить случившийся дефект и отправить автомобиль на место его стоянки. Поливка производится по обе стороны улицы: в передней части автомобиля устроены особые отверстия, откуда во время движения быстрым напором вылетает мелкими каплями вода, достигая расстояния до 3 саженей (более 6 м — В. К.). Во время стоянки и починки на Екатерининской ул. собралась большая толпа любопытных».

Страстным автомобилистом был один из пионеров отечественной авиации киевлянин Федор Терещенко. Правда, с быстрой ездой выходило не всегда удачно. Летом 1910 г. он участвовал в киевском этапе гонки по маршруту Петербург — Киев — Москва — Петербург, для которой была подготовлена специальная, охранявшаяся солдатами трасса в Святошине. Терещенко, выезжая на шоссе, не разглядел в пыли дорогу, попал в ухаб и поломал задние рессоры своей машины. Соревнования для него закончились досрочно, а победил и завоевал приз, учрежденный А. Н. Терещенко, секретарь Киевского клуба автомобилистов И. И. Подборский, показавший на «Берлие» скорость 145 верст/час. Но 22-летний Федор относился к таким эпизодам с юмором и писал матери, отдыхавшей на юге Франции, что «на гонках на приз дяди Саши было очень весело».

Центральный гараж на ул. Фундуклеевской (Б. Хмельницкого), 16

В январе 1912 г. в Киеве было уже свыше 200 машин. И большое количество машин, отмечала газета «Киевская мысль», имелось в ближайших к Киеву помещичьих имениях. В конце 1913-го насчитывалось уже 328 автомобилей и 6 омнибусов.

В мае того года граф А. Н. Тышкевич и К. И. Крушевский организовали компанию «Киевское таксомоторное общество». Для начала они приобрели партию из 20 автомобилей типа английского фиакра с таксометрами. Учредители обратились к городскому голове с просьбой разрешить стоянку такси у «Европейской» гостиницы (перед Украинским домом), у «Гранд-Отеля»(Крещатик), на улице Николаевской (ул. Архитектора Городецкого), у «Французской» гостиницы (угол Крещатика и Прорезной), у отеля «Савой» (Крещатик), на углу Крещатика и Бибиковского бульвара (бульв. Т. Шевченко), у гостиницы «Франсуа» (на углу ул. Б. Хмельницкого и Владимирской), у городского театра (Национальная опера), на углу Владимирской и Большой Житомирской, у главного входа на Всероссийскую выставку 1913 г. (пл. Троицкая).

В мае 1916 г. киевский полицмейстер в целях облегчения надзора за автомобилями сделал представление властям, чтобы для нумерации автомобилей в Киеве была введена особая градация. Согласно с ней номерами 1—500 должны обозначаться частные и наемные машины, 500—600 — автомобили штабные и вообще военные, от 600 и выше — автомобили организаций всероссийского земского, городского союзов и т. п.

Тогда еще никто не мог знать, что всего через несколько лет автомобиль, служивший вначале развлечению и спорту, перейдёт на службу войне и насилию. Сначала, в годы Первой мировой войны, межгосударственному, потом — гражданскому, внутреннему.

1919 г. в Советской Украине сопровождался жестким бензиновым кризисом. Поэтому 4 февраля Совет Народных Комиссаров УССР распорядился перевести весь автомобильный транспорт на спирт, а 14 апреля Президиум Всеукраинского Центрального Исполнительного Комитета поручил Совнаркому издать постановление «о полном прекращении езды на автомобилях в г. Киеве; сконцентрировать все автомобили в одном месте; возложить наблюдение за исполнением на коменданта города».

Но продержался запрет недолго. Ведь особенность любых ограничений всегда заключается в том, что кого-то они не касаются. Вот только распределение обязанностей было странным: запрещать ездить должна была власть исполнительная (Совнарком), а приятные функции отменять запрещения взяла на себя власть законодательная (Президиум ВУЦИК). В течение мая—августа по Киеву было выдано свыше 50 льготных разрешений на поездки автомобилями.

В это время бывший комендант города Киева Николай Щорс уже командовал дивизией в Житомире и 20 мая издал приказ: «Несмотря на острую нужду в горючем материале, которого так трудно достать для необходимости обслуживания фронта, некоторые лица позволяют себе роскошь раскатываться на автомобилях с женщинами. Приказываю всем командирам частей дивизии заарестовывать автомобили с женщинами и препровождать в дивизию, где автомобиль подлежит конфискации авторотой, какому бы учреждению он ни принадлежал, а лица, изволившие ехать в нем с женщиной, аресту с доведением до сведения учреждения, которому принадлежит автомобиль».

Вскоре после объявления приказа патруль остановил в Житомире легковой автомобиль, в котором ехала член Волынского губисполкома товарищ Лесная. Ни предъявленное служебное удостоверение, ни пропуск на право езды, ни разъяснение, что ответственный работник Лесная едет по служебным делам, не подействовали на патруль. Автомобиль был конфискован, как того требовал приказ.

Одним словом, нужен автомобиль — ищите женщину в автомобиле, и автомобиль будет вашим.

Читайте также: Для кіно, погоні та ескорту: 7 історій про мотоцикли Києва;

Палки, парки и вперед: как киевляне занимаются скандинавской ходьбой;

Город рос предместьями: как Позняки и Шулявка стали Киевом;

Pink Taxi — как работает первое киевское такси для женщин и детей;

Було — стало: тест про київські перейменування;

Дубинка, копейка, ведомости: какие газеты читал старый Киев.

Давай дружить в , самые крутые фотки лови в , все самое важное и интересное в , кратко и по делу в .