Веселитесь, как дети: предпраздничные советы киевлянкам от «Игрушечной Маркизы»

Веселитесь, как дети: предпраздничные советы киевлянкам от «Игрушечной Маркизы»

Почтовая открытка. 1900-е

Как правильно веселиться на зимние праздники и что мешает это делать? Почему не всегда можно получить удовольствие от любимых дел, как это исправить и у кого надо брать пример? Что стоит делать на новогодних и рождественских выходных и почему это время особенно должны ценить горожанки? В декабре киевлянки жили радостным ожиданием Рождества и Нового года, и в предпраздничные дни в 1912 году им со страниц «Журнала для хозяек» давала советы «Игрушечная Маркиза».

«Наступают праздники — время отдыха, время удовольствия. На несколько дней можно забыть о делах и о службе; об унылых залах контор и канцелярий, пахнущих табаком и бумагами; об уроках и надоедливых учениках. После долгого рабочего времени можно, наконец, разогнуть усталую спину, можно свободно вздохнуть и хоть на мгновение почувствовать себя независимым человеком.

Можно не заводить на ночь будильника и не вскакивать в предрассветную муть зимнего утра. Можно полениться и понежиться в постели. Можно и вечером засидеться где-нибудь подольше и не думать, при этом, со страхом: «ах, я не успею сегодня выспаться, не успею отдохнуть». Можно эти несколько дней посвятить целиком только отдыху и удовольствиям.

Их немного — этих праздничных дней; они скоро проходят, и поэтому они очень ценны, и растерять их даром очень обидно и даже тяжело. Ведь женщин, «свободных от проклятия обязательного труда», женщин, у которых вся жизнь только вечный праздник, — очень немного. Ведь для огромного большинства людей, над которыми висит это библейское проклятие, — праздники Рождества и Пасхи являются единственными светлыми моментами в году, единственными свободными днями. И нужно их использовать, как следует, нужно суметь получить от них «максимум удовольствия».

А вот этого-то и не умеет сделать огромное большинство людей. Они не умеют не только получить «максимум удовольствия», но даже и совсем не умеют веселиться и получать вообще удовольствие. И зачастую, спросив женщину любого круга: — Ну, как вы веселились на праздниках? — получаешь ответ: — Какое тут веселье, какие удовольствия! Одни хлопоты, да беспокойства!

Вот на такое странное положение вещей я и хочу обратить внимание моих читательниц, я хочу сказать им: — Умейте веселиться, умейте получать удовольствия, ведь жизнь и так дает их очень немного. — Вместе с тем, я хочу указать на те причины, которые мешают веселиться и получать удовольствия. Казалось бы, каждый сам знает, где, как и в чем их найти, но факт, что большинство не знает этого.

Огромное большинство веселится по шаблону, считая своим долгом проделывать все то, что вообще принято признавать удовольствиями, хотя им лично это никакого удовольствия не приносит. Зачастую люди, любящие больше всего уют домашнего очага, считают нужным ехать в театр, в ресторан, на бал, чтобы «получить удовольствие». Чувствуют себя там прескверно, скучают, зевают, жалуются на жару, на толкотню и тесноту, ждут не дождутся, пока это «удовольствие» кончится и, когда вернутся домой, то тут уже с настоящим удовольствием говорят: — Слава Богу! Наконец-то, домой добрались.

Спрашивается, зачем они туда ездили? Ответ: чтобы получить удовольствие. Почему же они считают это удовольствием, когда для них это почти что страдание? Потому, что «все» так считают, и они, не думая, подчиняются общему решению, хотя этого подчинения никто от них и не требует.

Или бывает еще так: любящая парочка, которая может видеться только в свободные, праздничные дни, встречается на праздниках. «Он» сейчас же предлагает ей доставить «удовольствие»: повезти в театр или на бал. Для них обоих, на самом деле, высшее удовольствие — остаться вдвоем, наедине, вдали от посторонних глаз, но это не числится в списке общепризнанных «удовольствий», и вот они не остаются дома, а едут. Томятся в обществе, ищут уединенных местечек, смотрят друг на друга жадными глазами, вместо того, чтобы слушать пьесу в театре, объясняются в любви или перекидываются беглыми поцелуями, но все-таки выдерживают «удовольствие» до конца.

Новогодняя почтовая открытка. 1910-е

Спрашивается — к чему такое томление? Только потому, что все считают театр или бал удовольствием, и как же «он» может не предложить «ей» и как же она может отказаться от предложенного. Не нелепо ли это? Конечно, нелепо! Первым условием для получения «максимума» удовольствия должно являться освобождение от власти всех в отношении удовольствий. Нужно искать удовольствия не в том, в чем все его ищут, а в том, что, действительно, может дать мне наслаждение. Нужно помнить, что удовольствие можно получить не только в театре, на балу, в маскараде или ресторане, что очень часто такие общепризнанные удовольствия для меня лично, в известный момент могут оказаться пыткой, а настоящее удовольствие я найду там, где его никто и не предполагает.

Для того, чтобы получить возможно больше удовольствия, надо гнаться не за общепризнанными наслаждениями, а за своими личными. Доставляет мне наибольшее удовольствие просидеть дома над книгою, я и просижу! И не пойду никуда, и никому не поверю, если меня будут уверять, что я скучаю и не пользуюсь жизнью. Доставляет мне наибольшее удовольствие бродить по снегу в деревне, я уеду на все праздники за город и ни одним из городских удовольствий не воспользуюсь. Но если мне наибольшее удовольствие доставляет театр, то я все свободные вечера и посвящу театру. Если ресторан, то буду с утра до утра сидеть в ресторане и т. д.

И только в таком случае я, действительно, получу настоящее удовольствие. Это первое условие! А второе условие — это умение быть непосредственным и раскрывать свою душу целиком навстречу получаемому удовольствию. Быть непосредственными особенно не умеем мы, русские люди. Всюду и везде у нас наблюдение над собой, анализ, ироническое отношение к своим чувствам и, главное, страшная боязнь толпы, общественного мнения. Поясню это примерами.

Приезжает человек в театр, приезжает, чтобы получить известное впечатление. Понятно, что чем острее будет впечатление, тем больше получит он удовольствия. И вот пьеса производит на него впечатление; захватывает его, но он, вместо того, чтобы идти этому навстречу, напротив, борется против получаемого впечатления; старается казаться безучастным, всячески сдерживает себя, ослабляет свои переживания, старается не выражать их, заботится о том, что подумают о нам соседи. И в результате — уходит неудовлетворенным, без ощущения полученного удовольствия.

Или едет женщина на бал, она весела, оживлена, ей хочется движения, танцев, но вместо того, чтобы просто весело прыгать в пестрой и шумной толпе, она начинает соображать о том, что такой-то танец она танцует некрасиво, что танцевать с незнакомым неприлично, с таким-то обидно, потому что он считается не блестящим кавалером, с таким-то неудобно, потому что он не нашего круга и т. д., и т. д. В результате — вместо веселого оживления, на балу царствует «зеленая» скука. И две-три пары танцуют по всем правилам балетного искусства, а остальные сидят около стен и критикуют их.

Какое уж тут веселье и какое удовольствие? А все оттого, что они не умеют быть непосредственными, не умеют сделаться детьми и отдаться без всяких размышлений и соображений веселью. Для того, чтобы веселиться, необходимо уметь быть непосредственными. И в этом отношении нам надо учиться у французов и итальянцев. Посмотрите, как они умеют веселиться и получать удовольствия.

С Новым годом!

Посмотрите на театральную публику в Италии, вот она, действительно, получает наслаждение от театра. Там люди не стараются сдерживать и охлаждать себя, там не заботятся о том, что подумают соседи, рыдают, когда хочется плакать, и хохочут, когда хочется смеяться. Там любят и ненавидят героев пьесы, вместе с ними переживают драму и уходят из театра с ощущением перечувствованных волнений, с полным удовлетворением души, насыщенной впечатлениями.

Побывайте на улицах Парижа во время карнавала, потолкайтесь в этой шумной, кипящей жизнью толпе. Там нет взрослых людей, нет молодых и старых, нет бедных и богатых, нет знакомых и незнакомых. Все равны, все веселы, все забавляются, как дети, и никто не следит друг за другом и не осуждает друг друга. Там танцуют, бегают, возятся, хохочут и болтают, без конца осыпают друг друга конфетти и там, действительно, веселятся от души…

И для того, чтобы уметь веселиться, для того, чтобы действительно получить наслаждение от удовольствий и, как следует, использовать праздничные дни, нужно, во-первых: знать, что для меня является, действительно, удовольствием; во-вторых: уметь раскрыть свою душу навстречу получаемым впечатлениям и быть непосредственным. И, в-третьих, надо быть свободной личностью, независимой от толпы, и думать только о себе и своем наслаждении, а не о том, что скажут и что подумают об этом другие.

Перед наступающими праздниками — помните эти правила, mesdames».

Читайте также: Клизма перед Рождеством;

Балы, узвар и борщ из карасей: Новый год в старом Киеве;

Красуні та страховиська: 24 головні ялинки України;

Со снегом и без: рекорды киевской зимы разных столетий;

Забота о трезвости: алкоголь в старом Киеве.

Давай дружить в , самые крутые фотки лови в , все самое важное и интересное в , кратко и по делу в .