Киевская «Голгофа»

Киевская «Голгофа»

Вход в панораму

Кто в Киеве зарабатывал на распятии Христа, как комиссары отобрали «Распятие» у владельца и почему Довженко выступал против ремонта Голгофы? 10 января 1902 года на Владимирской горке состоялось освящение панорамы «Голгофа». Такого строения в Киеве еще не видели. Уикенд вспоминает самые известные панорамы мира и нашего города. 

Напротив Александровского костела, в створе Костельной улицы была сооружена 12-гранная постройка диаметром 30 метров. Снизу на треть — каменная, выше — деревянная. Спроектировал и руководил ее строительством инженер В. Римский-Корсаков. Панорама стала в Российской империи четвертой, еще имелись в Москве, Варшаве и Ченстохове (Польша).

Это был художественно-выставочный павильон для демонстрации панорамных и широкоформатных живописных полотен. С просьбой разрешить его возведение директор-распорядитель художественного салона И. Замараев обратился в городскую думу в июне 1901 г. Вскоре дума постановила удовлетворить просьбу, но с ограничением, «чтобы в павильоне выставлялись картины исключительно религиозного и исторического содержания и при условии, чтобы не было музыкальной игры». Уже 20 августа Замараев подал на утверждение проект «здания панорамы-картины «Распятие Христа» и 31 числа получил разрешение начать строительство. Но в процессе работ владелец панорамы, получившей название «Голгофа», сменился и заканчивал ее строительство австрийский подданный А. Гашинский.

Тогдашние панорамы — это большие декорации в форме цилиндра, в середине которых находились зрители. Но панорамы могли быть и в форме обычной плоской картины. Самая первая большая панорама была продемонстрирована в 1787 г. в Эдинбурге. Ее автором считается шотландец Роберт Баркер, изобразивший в форме круга часть своего родного города. В 1885 г. в Мюнхене было основано Товарищество панорамистов, для участия в котором известный немецкий художник Бруно Пигльгейм пригласил своих коллег Иосифа Кригера и Карла Фроша. Выполненная ими совместно панорама «Распятие Иисуса Христа» имела огромный успех и демонстрировалась во всех крупных городах Германии. К сожалению, в 1892 г. она сгорела в Вене. Но копию утерянной панорамы Кригер и Фрош сделали для Киева.

Фрагмент панорамы картины «Распятие Христа»

Это было полотно длиной 94 и шириной 13 м. Его перевезли, предварительно намотав на деревянную катушку, а на месте с помощью специального приспособления развернули и закрепили на стене павильона. В центре помещения устроили площадку для зрителей, куда публика поднималась по бетонной лестнице. Над площадкой — натянутый зонт, покрашенный в черный цвет, чтобы внимание посетителей ни на что не отвлекалось и сосредотачивалось на картине. Перед ней, на переднем плане, художник С. Фабианский разложил объемные предметы. Они создавали потрясающую иллюзию присутствия при последних мгновениях жизни Иисуса Христа на горе Голгофа.

5 января 1902 г. назначенная думой комиссия осмотрела завершенную киевскую «Голгофу» и разрешила открыть ее. Через пять дней состоялось торжественное освящение, на котором присутствовали губернатор Ф. Трепов, городской голова В. Проценко и другие официальные лица. Побывать в «Голгофе» можно было ежедневно с 8 часов утра до 10 часов вечера. Входной билет стоил 50 коп., для учащихся — 30. По понедельникам нужно было платить вдвое больше. Панорама обошлась владельцам в 18 тыс. руб., но за два месяца работы они сумели возвратить почти всю затраченную сумму. Успех панорамы среди киевлян и приезжих был очень большим. Ему способствовали как художественные качества, так и эмоциональное воздействие сюжета. В одном из путеводителей по Киеву отмечалось: «Передать словами незабываемое впечатление от панорамы невозможно, — надо видеть ее своими глазами, надо постоять час-другой в этом храме искусства». После успешной демонстрации в Киеве полотно под названием «Последние дни жизни Спасителя» демонстрировалось в других городах, а на Владимирскую горку привезли взамен панораму «Вифлеем». Среди других картин, выставлявшихся здесь, были живописные сюжеты о битве под Лейпцигом, о поражении армии Наполеона на реке Березине и др.

В панораме демонстрируется «Поражение Наполеона»

В 1908 г. в связи с нарушением владелицей панорамы Е. Гашинской контракта на пользование землей панорама перешла в собственность города. В 1915 г. арендатором «Голгофы» стал киевский купец 2-й гильдии М. Калашников — он демонстрировал панораму «Распятие Иисуса Христа». Вообще-то купец занимался винной и гастрономической торговлей, но неожиданно для себя стал владельцем художественного полотна. По каким-то коммерческим делам он имел отношения с дворянином Г. Полетилло, а тот задолжал ему. Сумма долга с набежавшими процентами равнялась, как было указано в исполнительном листе, выписанном 10 августа 1911 г. Саратовским окружным судом, 7879 руб. 66 коп., и еще надо было уплатить 452 руб. 88 коп. судебных издержек.

Должник не имел чем рассчитаться и в погашение долга предложил Калашникову большую картину «Распятие Иисуса». Сам Полетилло приобрел ее в 1906 г. у фирмы «Фин и сын» из Роттердама. Он выставлял полотно в собственной «Голгофе» на Митрофановской площади в Саратове, и вот теперь довелось картину отдавать. Договор подписали в Киеве 2 ноября 1911 г., а позже художественное полотно привезли из Саратова и смонтировали в «Голгофе», освобожденной предыдущим арендатором Хмелиовским.

Прошло пять лет, как Калашников начал демонстрацию панорамы. В течение всего этого времени, когда власть в Киеве менялась 15 раз, Михаил Федорович исправно платил арендную плату за принадлежавшее городу помещение. Но в марте 1921 г., ссылаясь на декрет о реквизиции предметов художественно-исторического значения, принятый советской властью в апреле 1919-го, городской коммунальный отдел постановил передать павильон в ведение губернского отдела политпросвещения. Новый владелец не возражал против демонстрации «Распятия Христа» и заключил с Калашниковым свой договор аренды по 31 декабря 1924 г. Однако в апреле следующего года случилось такое, чего Калашников совсем не ожидал.

Как потом он писал в заявлении, к нему пришли два сотрудника народного комиссариата просвещения и без предъявления каких бы то ни было удостоверений и распоряжений власти самоуправно захватили картину «Распятие Христа», силой выгнали владельца из «Голгофы», забрали все имущество, что было в помещении, и начали потом самостоятельно демонстрировать картину. Калашников требовал возвращения своего имущества — картины и других вещей, но ему отвечали, что по акту от 30 марта 1921 г. реквизировано не только строение, но и все имущество (хотя в акте об этом отдельно не указывалось). А потому картина теперь, мол, считается государственной собственностью, принадлежит экскурсионно-выставочной секции губернского отдела народного просвещения и возвращению бывшему владельцу не подлежит.

Но Калашников тоже умел читать законы и знал, что один из пунктов декрета предусматривал порядок определения специальной комиссией отдела искусств Наркомпроса художественно-исторической ценности того или иного здания или предмета. Поэтому в очередном своем заявлении, уже в марте 1927 г., он просил сообщить ему, когда была проведена экспертиза ценности здания «Голгофы» и картины. Если комиссия действительно собиралась по этому поводу, то он хотел бы увидеть копию акта или постановления, поскольку в делах Киевского окружного политпросвещения такие документы не обнаружены. Однако все попытки Калашникова оказались напрасными. «Распятие Христа» ему не отдали, но продолжали его использовать в антирелигиозной пропаганде и зарабатывали на показе картины немалые деньги.

Александровский костел и панорама «Голгофа»

Как бы то ни было, но «Голгофа» существовала, а первые тучи над ней сгустились в 1932 г. Тогда широко обсуждалось предложение создать в Киеве огромный парк культуры и отдыха — от теперешнего моста метро до Андреевской церкви. Выступая на представительском совещании 24 апреля 1932 г., кинорежиссер Александр Довженко, избранный членом президиума Комитета содействия созданию парка и заместителем председателя проектного бюро, высказался о панораме так: «Я категорически настаиваю снять Голгофу. Что мы имеем с этого? У нас 50 % экспонатов музеев находятся в кладовых, а в прошлом году Коммунхоз ремонтирует Голгофу, расходует немало денег на нее. Сегодня мне один профессор говорит, что его студенты спрашивают: «Скажите, профессор, Голгофа это есть искусство?» Он говорит — нет, а они — «нам Голгофа нравится». Очевидно, что это настроение есть почти у многих студентов. Я спрашиваю некоторых товарищей: «Кто дал право ремонтировать Голгофу?» А мне они отвечают, что на Голгофе мы заработали много денег. Зарабатывать деньги на этой Голгофе мы должны отказаться».

Таким образом, судьба панорамы была решена. В 1934 г. здание разобрали, огромное полотно рулоном перевезли в Музейный городок (в Лавру) и положили в Успенском соборе. После взрыва 3 ноября 1941 р. от храма остались руины, от живописного полотна — куски. Остатки, сохранившиеся под завалами, потом оказались в Киевском художественном институте. В октябре 1935 г. работники городского треста зеленого строительства разработали проект сооружения на месте панорамы «Голгофа» фонтана. По их задумке фонтан должна была украшать скульптурная группа «Будёныш в дозоре» (название — производное от фамилии маршала С. М. Буденного).

Читайте также: Дубинка, копейка, ведомости: какие газеты читал старый Киев;

Андріївський — художникам, Мамай — дітям: чим відзначився скульптор Зноба;

Скульптор для міленіалів: 10 фактів про Олександра Архипенка;

Балы, узвар и борщ из карасей: Новый год в старом Киеве;

Бунтар, вчитель і батько правопису: Грінченко і Київ;

Втікач, мандрівник та дауншифтер: Григорій Сковорода в Києві;

Архитектор, который рисует Киев: как работает Сергей Брандт.

Давай дружити в , найкрутіші фотки лови в , все найважливіше та найцікавіше в , коротко й у справі в .