Клизма перед Рождеством

Клизма перед Рождеством

До 1918 года праздник Рождества Христова отмечали в Киеве 25 декабря. Как проходили праздники у студентов Подола и в семье Вертинских, почему елку то вводили, то запрещали, что готовили к празднику и в какие костюмы наряжались, как мастерили игрушки и настольные композиции, о чем писали городские газеты и какие советы давали модные журналы?

Игрушечница

Приближался к концу 1734 г., в Киеве праздновали второй день Рождества. В церквях на Подоле давно закончилась литургия, и подоляне в радостном настроении после торжественного богослужения уже возвратились из храмов. То ли из-за сильного мороза, то ли по случаю праздника на подольских улицах не видно было обычного движения, всюду царила тишина. Только изредка кое-где ее нарушал громкий говор появлявшихся на миг на улице небольших групп людей. Как только они входили в какой-либо двор, оттуда сразу же неслись рождественские песнопения. Вскоре они замирали, но спустя несколько минут раздавались снова. Потом певцы выходили и направлялись к следующему хозяину. И здесь повторялось то же самое.

Киевляне хорошо знали смысл происходившего — это приходские священники со своим причетом ходили с крестом по домам прихожан «славить Христа». В обходах участвовали и бедняки-студенты Киево-Могилянской академии, ютившиеся в приходских школах, которые были почти при всех подольских церквях.

В тот день студенты, одетые в длинные цветные кунтуши, выглядели весьма оживленно, яркий румянец играл на их лицах, искрились глаза, чисто и свободно звучали молодые голоса.

Огурец

Еще бы! Ведь киевские хозяева знали бедных студентов и их нужду, а потому в такой день радушно принимали, угощали и еще с собой давали: один бросал в мешок хлеб, другой — сало, третий сажал туда какую-нибудь живность, а кое-кто награждал деньгами. Студенты все принимали с благодарным поклоном, и мешки с каждым заходом становились все полнее.

Был уже третий час дня. Пятеро студентов, живших в школе при подольской Васильевской церкви, что располагалась в ограде Флоровского монастыря, еще в полдень отправившиеся «под протекциею» дьяка этой церкви Ивана Яблонского «славить Христа», торопились обойти оставшиеся дома, чтобы к вечерне поспеть в свою церковь. Их лица говорили, что они сегодня уже «мало подпили».

Всей толпой «христославы» вошли в дом кожемяки Филиппа Шумского, где хозяин весело пировал с гостями. И тут среди сидевших за столом они увидели чужаков — священника Вознесенской церкви, что на Кудрявце, отца Симеона с причтом. Дьяк Яблонский с раздражением закричал на него как на врага своей поживы: «Вон, попе, из нашей парафии! Еще наш священник не ходил и мы, а ты попережаешь! Вон со свинями!» Симеон взял крест и спокойно поднес его Яблонскому со словами: «Дяче! Мы по прошению пришли. На тобе крест! Поцелуй!» Но Яблонский бросился к вознесенскому дьяку Стефану, размахивая кулаками: «Велю вбить тебе, скурвий сыне! Для чого ты в чужий приход ходишь с крестом?»

Денди

Подскочили студенты, разгорелась словесная перепалка, а потом, несмотря на увещевания Шумского, поспешившего угостить «васильевскую» компанию Яблонского в другой хате, началась общая потасовка с кольями и дубинами в руках, в которой приняли также участие гости хозяина дома. Яблонский кричал студентам: «Быйте добре, быйте до смерти! Я вас деньгами осыплю!» Андрей Обоянский постарался и колом «до костей пробил» дьяку Стефану голову.

На другой день, 27 декабря, Стефан подал жалобу на своих обидчиков. Дело разбирали четыре месяца, и в итоге дьяк Яблонский был посажен «на цепь» и затем наказан плетьми. А студент Обоянский сбежал из Киева. Вот так невесело завершилось традиционное хождение студентов в радостный праздник Рождества. Эту историю спустя 160 лет поведал журнал «Киевская старина».

Рождественский праздник начинался тогда в последние дни уходившего года и заканчивался в первые дни наступившего. А сам Новый год в Киеве в те времена еще широко не отмечали и привычных теперь елок не ставили. Перенос наступления нового года с 1 сентября на 1 января, объявленный Петром І в указе от 20 декабря 1699 г., был принят к исполнению, но традиция празднования приживалась медленно. Хотя указ повелел в этот день украшать дома сосновыми, еловыми и можжевеловыми ветками, в полночь стрелять из пушек и ружей, пускать ракеты, зажигать огни и обязательно поздравлять друг друга с Новым годом. Обычай же наряжать рождественские елки игрушками и гирляндами зародился в начале ХVІІ ст. в Германии, а в наших краях стал распространяться лишь в середине ХІХ в. Ставили елку не к 31 декабря, а на несколько дней раньше, к Рождеству.

Александр Вертинский (1889 — 1957)

Киевлянин Александр Вертинский вспоминал свое детство: «На Рождество, в сочельник, после тщательной уборки натирали полы. Здоровенный мужик Никита танцевал на одной ноге по комнатам с утра до вечера, возя щетками по полу и заполняя всю квартиру запахом мастики. Потом Никита приносил с базара высокую пышную елку. Ее укрепляли в спальной, и она наполняла квартиру уже другим запахом — запахом хвои, запахом Рождества. На кухне одна из кухарок варила обед, или, вернее, ужин, потому что в этот день ничего нельзя было есть до вечерней звезды. В семь часов подавали ужин. На первое был украинский, или, как его называли, «гетманский», борщ. Подавали его в холодном виде. Был он постный, без мяса. В нем плавали «балабушки» — маленькие шарики из молотого щучьего мяса, поджаренные на сковородке, потом маленькие пельмени, начиненные рублеными сухими грибами, потом маслины и оливы, потом жаренные опять же в подсолнечном масле небольшие карасики. Еще к борщу подавались жареные постные пирожки с кислой капустой или с кашей, или с грибами. На второе была холодная рыба — судак или карп, или щука. Потом шла рисовая кутья с миндальным и маковым сладким молоком в высоких хрустальных кувшинах и «узвар» из сухих фруктов, и еще компот из яблок, чернослива и апельсинов. Что это был за ужин!

Кармен

Потом зажигали елку. Убирали ее заранее. Сначала вешали крымские румяные яблочки, потом апельсины и мандарины на красных гарусных нитках, потом золотые и серебряные орехи, потом хлопушки, потом конфеты и пряники — все по порядку, потом игрушки, а под самый конец — свечи. Елка стояла нарядная, огромная, до потолка, и была похожа на какую-то древнюю царицу, разубранную в жемчуга и парчу, гордую и прекрасную. Я долго смотрел на нее, пока не догорали свечи и комнаты не наполнялись особым угарным дымком от чуть подожженных веток и запахом парафина. Потом елку тушили, и все шли спать».

Накануне Рождества газеты и журналы были полны советами и рекомендациями. Как приготовить гуся, поросенка или индейку, имея в виду «не обилие блюд и не плотность их, а изысканность и разнообразие, в чем именно и должна сказаться их праздничная исключительность». Как украсить праздничный стол одной или двумя елочками, и при этом «поднимающиеся кверху ветви нисколько не будут мешать сервировке стола, а их приятный смолистый запах сообщит сидящим за столом особое рождественское настроение». Как самим сделать нехитрые елочные украшения и детские игрушки из почтовых открыток, ваты, соломы, бус, из спичечных коробков и прочего.

«Журнал для хозяек» в преддверии Рождества 1912 г. поместил эскизы маскарадных костюмов. Предлагались модели «игрушечница», «индианка», «чертовка», «китаянка», «огурец», «денди». В косметическом отделе давались советы тем, кто готовится на бал: «В тот день, когда собираетесь выезжать, выберите часок для себя. Сбросьте платье, чтобы ничто не стесняло вашего тела, спустите шторы и прилягте, хотя бы на полчаса. Если после этого отдыха вы не чувствуете себя достаточно освеженной, то сделайте обтирание из одеколона пополам с водой при помощи двух перчаток из фланели. На каждую руку вы одеваете по перчатке, предположим, что левую, смачиваете названным раствором, обтираете ею ногу и затем досуха растираете правой; после ног — руки, грудь, а спину попросите растереть кого-нибудь из домашних. После обтирания полежите еще минут пять и вставайте.

Чертовка

Тут вспомните непременно о вашем желудке: он играет большую роль и в нашем настроении, и в нашей свежести. Если желудок не был исправен, сделайте промывание (клизму) 6 — 7 стаканов воды температуры парного молока. Окончив ваш интимный туалет, оденьте свежее белье, накиньте пеньюар или капот и займитесь вашей шеей, лицом, волосами и руками. … После того, как вы покрасите лицо кольд-кремом, возьмите на ватку губной помады и растушуйте ее на щеки, а затем напудрите все лицо, и для непосвященного ваш румянец будет казаться естественным. Не забудьте слегка подгримировать и уши, так как бледные уши очень негармонично выделяются на розовых щеках. Если нужно, подкрасьте и губы. …Тем, у кого поперечные морщины на лбу, следует одевать на два часа перед выездом резиновый налобник, он почти совсем разглаживает морщины на несколько часов. Этот налобник стоит, кажется, 1 р. 50 к., и получить его можно везде, т. е. в хороших парфюмерных магазинах».

Иными были советы «Женского журнала» в декабре 1929 г. Здесь сообщалось, что «в течение десятилетий легенда о рождении чудесного младенца служила для целей эксплуатации и угнетения. На смену древним рабам пришли крепостные, вместо древних рабовладельцев пришли помещики, праздник же рождества не сходил со сцены религиозного театра. Лик младенца Иисуса умилял эксплуатируемых и этим облегчал задачу для господ. С не меньшим искусством разыгрывает эту сказку современная буржуазия. Под рождественское пение капиталистические правительства готовят поход против СССР. Против строящегося социализма мобилизуются все силы: пушки, аэропланы, танки и религия. Враги пролетарского государства в борьбе с социалистическим наступлением ставят ставку на религию. Но эта ставка должна быть и будет бита. В особенности, если женщина поможет этому».

Но все же состоявшую под запретом рождественскую елку в 1935 г. «реабилитировали» и назвали новогодней.

Читайте также: Балы, узвар и борщ из карасей: Новый год в старом Киеве;

От шедевра до открытки: 5 знаменитых фотографов старого Киева;

Красуні та страховиська: 24 головні ялинки України;

С детьми и глазурью: как напечь новогодних пряников;

Святкувати зі своїми: що замовляти у 15 крутих українських виробників.